«Сады Ябоневни» — сюрреалистичная интеллектуальная проза на границе жанров «любовная история» и «отчет о путешествии» — уводит читателя в пространство, где красота реального мира сплетается с жутковатыми чудесами бессознательного
Автор книги - Лабецкий Василий - получил историческое и IT образование в НГУ
Закончил аспирантуру и писал диссертацию о русских путешественниках в Восточной Азии
Бывал в Индии, Китае, Бирме, Таиланде
Больше года жил в культурной столице Таиланда - городе Чиангмае, около года на острове Пхукет, полгода в столице Непала - Катмадну, несколько месяцев в южном индийском городке Тируваннамалаи и вообще в Индии
Вернулся в Сибирь и продолжил научную работу, которая переросла в тонкую художественную игру и со временем стала книгой "Сады Ябоневни"
Рецензия на книгу >>
Книга “Сады Ябоневни” построена вопреки прозаическим канонам, как постоянно меняющийся калейдоскоп картин, окон в человеческие судьбы, связанных тонкой, но неразрывной нитью любви… В этом калейдоскопе с невероятной скоростью сменяют друг друга экзотические места, мифологические и поэтические сюжеты, личные переживания героев. Образы завораживающие до дрожи, слепящие своей яркостью
Наталья
Кандидат исторических наук
Сады Ябоневни
Лара Ратчадемноен пропала, и Даня Нараян отправился в путешествие на утлой лодочке по серо-свинцовым холодным волнам. Ему осталось немного до следующего берега — берега страны призраков. Обломанный, замерзший, борода до пояса, темные круги под глазами, ледяная слеза на обветренной щеке. На руках непонятно откуда взявшийся черный кот с острой мордой и крысиным хвостом; как только Даня начинает засыпать, кот грызет ему белые, окоченевшие, как у покойника, пальцы, потому что нельзя здесь спать — засыплет снежной крупой, или свинцовая волна слизнет с лодки... А Даня вспоминает черемуху на берегах горной реки. Когда-то весной она цвела, и вместо обычного в этих местах снега выпадал прекрасный снег из трепетных белых лепестков, и они падали на быстрый прозрачный поток, а глупые рыбки, серебряными боками блестящие на солнце, выпрыгивали из реки, думая, что это насекомые, и скрывались в воде, унося в губах белые воздушные лепестки, как бы соединяя воду и воздух километрами русла и бесконечным потоком, который и есть время.
Книга поначалу кажется субъективной, но потом ее образы переплетаются с восприятием, закручивают и срывают с насиженного места, где все знакомо и объяснимо, отправляя в какой-то новый мир. Там восприятие становится свободным и широким, религии, мифы и сказки снова обретают плоть, а тишина наполняется новым смыслом, который ясно ощущается, но его не перевести в слова, как ни крути. Отличное путешествие длиною в один вечер, охватывающее всю жизнь
Николай
Кандидат физических наук
Сады Ябоневни
– Хочешь, я пожарю тебе морского угря? – спрашивает Ратчадемноен и поднимает палочками кусочек морского угря.
Я киваю и смотрю на мерцающие угли, а потом на тоненькую, хрупкую китаянку с ярко накрашенными губами. Ратчадемноен перехватывает мой взгляд, улыбается. Я вижу восходящие террасы рисовых полей, скалы-столбы, Цзяо Жаня и Юй Вэнься.
Здесь, в азиатском безвременье, что может с нами произойти? Особенно на пустых освещенных автострадах, уходящих в глубь острова, где в темноте затихли джунгли, и ночной воздух пахнет океаном, на глади которого видны яхты с огоньками и плоты морских цыган с длинными ртутными лампами.
Ратчадемноен собирает свои волосы в хвост – черный, как крылья тех птиц, которые галдели утром под окном, – и я понимаю, что все это уже было. Прошлое сливается в моем сознании с настоящим, но будущее не наступает, потому что когда-то давным-давно, несколько сотен чашек крепкого утреннего кофе, множество вечерних монашеских служб, пару десятков воскресных ночных рынков и шумных боксерских матчей назад, Ратчадемноен лежала на темно-синих шелковых простынях, и пряди белого дыма вплетались в черные пряди ее волос.
Это проза автора, свободного от литературных условностей и текущих парадигм. Она и удивляет, и вдохновляет. Это одновременно и речь, в которую стоит внимательно вслушиваться (как в речь деревьев или ветра), и волны реки, которые уносят тебя все дальше и дальше вглубь текста. Тонкая, сложная и завораживающая книга
Татьяна
Журналист. Издатель. Поэт
Сады Ябоневни
Раньше некоторые решали идти по земле, и у них ничего не было, только сумка с сухарями, и лапти, и рубище с шапкой-ушанкой, и зипунишко, подпоясанный веревкой, но глаза-то светлые, и, кажется, брали бы лошадь или еще что-нибудь, но смысл был в том, что лошадь не нужна, потому что идти – это самое главное. В дороге есть особая красота, и такой бедный никому не нужен: ни зверю, ни разбойнику, только Богу или типа того. И не важно, куда ты идешь, важно, что идешь, и вокруг тебя на многие километры ни одной деревни, ни одного города, только охотники жгут костры в глуши, но и они одинокие, и дальше круга от костра не видят ничего. Только, может быть, чувствуют или предчувствуют, и странника нашего тоже предчувствуют, он как светлое воспоминание пройдет, и звездочка на небе ярче загорится, вспомнится Лара Ратчадемноен, и нежные руки коснутся лба – где-то в прошлом далеко-далеко, в светлом гостиничном номере, в пустой гостинице, куда приехали после полуночи мужчина и женщина, но не скрываясь от кого-то, а чтобы от всего отдохнуть.
У автора получилось создать книгу со своим неповторимым характером. В ней разные пласты реальности переплетаются между собой. Повествование органично, красиво и с юморной перчинкой. Стиль отточен и приятен, однако бывает сложно сфокусироваться из-за отсутствия четкой сюжетной линии. Текст как бы распадается на отдельные яркие мини-сюжеты
Егор
Аналитик. IT-консультант
Сады Ябоневни
Так вот, когда-то давным-давно три мага увидели звезду в самое темное время, когда солнце все равно что не взошло, а иначе бы не увидели, и у них было нечто вроде новогодних праздников, после которых многих недосчитались, потому что кто-то спился, кого-то посадили, а некоторые с собой покончили под новогоднее обращение президента, и вот в это мрачное время один увидел звезду.
– Раньше такой не было! – говорит двум своим приятелям, которые, так же как и первый, не пьют, не курят, телевизор не смотрят, а только молятся.
Хотя, вообще-то нет. Иногда кальян курят и вино выпивают. И молодые девушки в садах зимних им подносят шербет, а днем ребята эти пробуют бесплатный кофе из офисной кофемашины и баланс банковской карты проверяют. Зороастрийцы, что с них взять…
Но один видит звезду, и это все меняет.
– Надо идти, – думает.
И друзей подговорил. А они взяли с собой целый караван всяких штук, короны свои спрятали (потому что еще и королями были) и пошли. Говорят, что в своем трудном пути они не раз жалели о девушках, чья кожа как шелк, которые шербет им подносили, и о дворцах и террасах, а голоса им шептали, что все их путешествие – глупости.
Это не совсем книга, это скорее послание. Напоминание о том, что все внутри нас. Все снаружи нас. Что мы странники. Что мы дома. Что Бог есть Любовь.
Это не совсем послание, это трип. Окунись в него с головой и ты выйдешь другим из реки, в которую дважды не войти!
Это не совсем трип, это помощь. Рука друга, которую он протягивает тебе через бесконечность.
Хватаешся за ниточку, а она превращается в магистраль, по которой ты несешься до самого конца, и педаль газа пробила пол!
В конце Свет...
Евгений
Web-мастер. Путешественник
Печатная версия
Печатную книгу пока еще можно заказать по адресу rinnslaw@gmail.com
Электронная версия
купить в любом формате >>