Почему буддисты такие…

why

Помните старую неполиткорректную шутку по поводу того, почему буддисты такие счастливые? Буддизм в поисковых запросах выглядят поразительно хорошо на фоне остальных мировых религий, и на душе становится немного теплее от того, что хоть кто-то еще небезнадежен. К сожаленью, история опровергает этот наивный тезис.

Он может возжелать неподобающего ему положения и первенства среди бхикшу, и власти в монастырях, и почитания среди других родов.
…Когда же глупец на свое несчастье овладеет знанием, оно уничтожает его удачливый жребий, разбивая ему голову.
[Дхаммапада. Глава V. Стих 72-75]

В конце XIX века мир буддизма «алмазной колесницы» имел два крупных культурно-политических центра: северный в Урге (Улан-Баторе) и южный в Лхасе. Отмотав полотно истории еще на шесть веков назад, мы увидим, откуда взялась эта биполярность: в XIII веке было заключено особое соглашение между тибетскими ламами и монгольскими правителями-чингисидами, позднее ставшими политической элитой Юаньской династии. Суть этого соглашения сводилось к полезному сотрудничеству, в котором тибетские буддисты выступали духовными учителями монгольских ханов, в обмен на военное покровительство последних [Андреев. С. 46].

7-5DalaiLama006

Далай-лама XIV

Наверняка вы знаете, что на свете есть приятный улыбчивый человек в желто-красной традиционной одежде, который получил Нобелевскую премию мира и зовут его далай-лама. Напомним, что его настоящее имя Нгагва́нг Ловза́нг Тэнцзи́н Гьямцо́ и что он по счету уже четырнадцатый далай-лама. Когда смотришь на то, как Нгагванг Гьямцо улыбается и шутит, почему-то представляется, что если уж не все буддисты, то хотя бы все далай-ламы были такими же. Это не так.
Первые два далай-ламы не носили этого титула, и только третий — Соднам-Гьямцо (Soinam Gyaco) был официально признан в 1578 году монголо-тумэтским Алтан-ханом. Слово «тумэтский» (монг. түмэд) означает, что этот хан был родом из тех монголов, которые, покинув территорию современной Бурятии, откочевали во Внутреннюю Монголию, поближе к китайскому Императорскому двору. Алтан-хан назвал Соднама-Гьямцо «далай-ламой» («далай» значит море или океан), и то же самое впоследствии подтвердил Минский император, добавив к этому такие эпитеты как «великий лама, живой будда», океан мудрости [Цибиков. С. 139].

hunters

Монголы-охотники. Автор картины: Zaya

Смысл поездки Соднам-Гьямцо во Внутреннюю Монголию сводился к взаимовыгодному религиозно-политическому партнерству, однако не все тибетцы сразу поверили в то, что далай-лама является живым воплощением Авалокитешвары – великого бодхисатвы сострадания. Следующего, четвертого далай-ламу Ион-дан-Гьямцо (Yoindain Gyaco) – ставленника монголов – тибетцы-буддисты убили из ненависти, распоров ему живот, то есть тем же способом, каким монголы убивают баранов [Козлов. С. 53] [Цибиков. С. 140].
Опустим драматичные подробности дальнейшей восточно-азиатской истории и перенесемся в середину XVIII века, то есть в то время, когда далай-ламы перестали быть только лишь религиозными лидерами и начали влиять на светские дела. После такой революционной перемены дожить до зрелого возраста удалось только одному из них (восьмому далай-ламе), в то время как все остальные с 1806 года умирали в молодости, притом некоторые явно насильственной смертью. Исключением становится 13й далай-лама Тубдань-Гьямцо (Thubten Gyatso 1876-1933), который впервые за долгие годы бросает вызов правящей элите Лхасы и пытается проводить реформы в Тибете, заявляя о самостоятельности страны [Цибиков. С. 143-144] [Козлов. С. 56].

13_th_dalai_lama

Далай-лама XIII

До Тубдань-Гьямцо на маленьких далай-ламах тибетские предприниматели делали баснасловные деньги, эксплуатируя религиозные чувства простонародья.
«За посмотреть» брали не менее 5 лан, – отмечает великий русский путешественник Николай Михайлович Пржевальский, – и это не считая приношений. Даже нечистоты Далай-ламы, приготовленные в виде небольших шариков, продавались на вес золота богомольцам. Их хранили, как величайшую святыню и глотали при тяжких болезнях, чтобы получить исцеление, или в час смерти для отпущения грехов [Пржевальский. С. 271-272].
Пржевальский, кстати, так и не дошел до Лхасы. Его третья экспедиция (1879 год) была остановлена на подступах к городу у самых границ владений далай-ламы. Остановил экспедицию не кто-нибудь, а сам Чжигмед-Чойчжор – один из четырех министров тибетского светского правителя Номун-хана. В составе его делегации также присутствовали настоятели трех главных монастырей и представители тринадцати окрестных аймаков [Там же. С. 274]. Эти люди предлагали оплатить все расходы экспедиции, если только русские повернут назад [Там же. 275]. Николай Михайлович от денег отказался, однако потребовал у тибетцев официальных объяснений в письменном виде, чтобы отчитаться перед руководством. В полученном им документе говорилось, что путешественникам отказано в приеме, поскольку Тибет – это страна религии и правительство страны вместе с народом с давних пор решили, что будут охранять не на живот, а на смерть священную столицу от тех «кто не имеет права приходить» [Там же. С. 276] [Андреев. С. 60]. Не имели права проходить практически все, кроме верующих из числа монголов, тибетцев и китайцев.
Специалисты по истории Тибета сходятся во мнении, что Лхаса была закрыта для иностранцев более столетия, однако, причины такой закрытости неочевидны. Среди прочих гипотез наиболее взвешенной и правдоподобной представляется та, согласно которой решение не впускать посторонних в Тибет было принято китайским Императорским двором, а не правительством Лхасы. [Андреев. С. 53-54].

adn2.jpg._1024

Александра Давид-Неэль в косюме нищенки (в центре) позирует на фоне Поталы в Лхасе

Какие тайны скрывал «Запретный город» от внешнего мира?
Здесь опять же вспоминается сильно разочарованный тибетским гостеприимством Пржевальский, который, тем не менее, порасспросил монголов-богомольцев и выяснил некоторые подробности:
– В Лхасе грязь и дороговизна, – пишет Николай Михайлович. – Народ испорчен нравственно, много воров и развратных женщин, между ламами сильно распространен содомский грех. К тому же, последний далай-лама (XII) в возрасте 22 лет был отравлен приближенными Номун-хана [Пржевальский. С. 270-271].
Легко усомниться в истинности этой информации, поскольку, фактически, она сводится к слухам, однако при дальнейшей проверке оказывается, что в рассказах богомольцев не так уж много преувеличения.
Гомбожаб Цибиков – первый русский разведчик, проникший в Лхасу под видом богомольца – рассказывал о Запретном Городе не всегда только хорошее.
Неподготовленного читателя могут неприятно удивить истории о грубости монахов и о страшных давках на аудиенции Его Святейшества, сопровождаемых «палочной регулировкой».
Дальнейшие подробности заставят приуныть даже самых оптимистично настроенных востоковедов-любителей. Оказывается, тринадцатый далай-лама – воплощение бодхисатвы сострадания – выжил благодаря тому, что ему удалось первым убить своего регента, иначе регент убил бы его. История вышла не слишком приятная: регента обвинили в колдовстве, поскольку в подошве унтов, подаренных им далай-ламе, были вложены какие-то зловредные заклинания. Под угрозой пыток регент сознался в содеянном и его посадили под домашний арест, после чего, спустя какое-то время он был задушен хадаком – шарфом для благословений [Цыбиков. С. 147-148]. То же, к слову, случилось с регентом Ретингом (Reting Rinpoche) – временным наместником четырнадцатого далай-ламы. Официальной причиной смерти называется отравление, но ходят слухи, что его смерть была значительно менее легкой.

reting

Смерть Ретинга в фильме Мартина Скорсезе «Кундун»

Примечательны также сочинения выдающегося буддийского религиозного писателя Байдана-Еше (Baidain Yêxê), который был шестым Панчен-ламой – влиятельной религиозно-политической фигурой школы Гелугпа. Этот замечательный человек создал буддийскую концепцию священной войны с неверными — мотива, в той или иной форме повторяющегося во всех мировых религиях. На Тибете неверные назывались «лало», и все они должны были пасть под сокрушительными ударами правоверных буддистов, идущих за великим Ригдан-дагбо на «северную войну Шамбалы» [Там же. С. 187]. Скорее всего, в этой искусственно созданной легенде нашли свое отражение реальные политические события, относящиеся к войнам Джунгарского ханства против китайцев.

900_velikiy_vsadnik

Великий Всадник (Ригден-Джапо – Владыка Шамбалы). Автор картины: Николай К. Рерих.

Даже на примере Банчен-ламы можно увидеть, что буддийская элита включала в себя разносторонних и одаренных людей. Стоит добавить к этому примеры прекрасно образованных персонажей из числа ламаистского духовенства, запечатленные в отчетах русских путешественников. Эти ламы разбирались в географии, интересовались техникой, собирали и разбирали часы и современные винтовки, кроме того были очень умными, тонкими и деликатными людьми. Не говоря уже о том, что свои религиозные обязанности они выполняли блестяще, и это было отмечено даже таким рациональным и невпечатлительным человеком как Всеволод Иванович Роборовский [Роборовский. С. 59].
Таким образом, все вышесказанное позволяет увидеть буддистов как обычных людей, которые стремятся следовать определенным идеалам. У некоторых это получается лучше, у некоторых – хуже, а некоторые только делают вид, что стараются, злонамеренно используя религию в корыстных целях, при этом играя на сокровеннейших чувствах простых людей. Людям вообще свойственно ошибаться, но им также свойственно учиться на своих ошибках и воплощать идеальные модели, не смотря на неиллюзорные приземляющие трудности.
Итак, «почему буддисты такие счастливые?» Возможно, мы просто мало о них знаем…

Автор: Василий Лабецкий.

5374959474_7d4c4fc724_b

Используемая литература

Андреев А.И. Тибет в политике царской, советской и постсоветской России. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та; Изд-во А.Терентьева «Нартанг», 2006. 464 с.

Козлов П.К. Тибет и Далай-Лама. Спб.: 15-ая гос. типогр., 1920. 100 с.

Пржевальский Н.М. Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Желтой реки. Третье путешествие в Центральной Азии Н.М. Пржевальскаго. СПб.: типография В.С. Балашева, 1883. 476 с.

Роборовский В.И. Труды экспедиции Императорского Русского Географического Общества по Центральной Азии, совершенной в 1893-1895 г.г. под начальством В.И. Роборовского Т.1 СПб.: издание ИРГО, 1901. 216 с.

Цыбиков Г.Ц. Избранные труды. О Центральном Тибете, Монголии и Бурятии. Т. 1. Новосибирск: Наука, 1980. 255 с.