Молитва в камне — грот Куйлю — Кучерла — Белуха — Алтай

grot_kuylu

История о наскальных рисунках грота Куйлю, о дикой природе и обычаях Алтая, а также о том, как археологам удалось связать изображения на камне с древними предметами, найденными в земле, которые как бы говорят с нами на давно исчезнувшем языке.

Грот Куйлю с древними наскальными изображениями (Кучерлинская писаница) расположен на территории природного парка «Белуха», в долине реки Кучерла (правом притоке Катуни). Начало реке Кучерла дает один из шести ледников Белухи – Мюшту-айры. Вдоль долины проложена туристическая тропа, проходящая мимо скалы с изображениями. Добраться до нее легко: расстояние от села Тюнгур (куда ходят автобусы из Горно-Алтайска) до грота Куйлю – 15 километров. В одной из туристических баз Тюнгура можно взять напрокат лошадей.
Посмотреть на карте..

mount

Природа в долине реки Кучерла дика и переполнена первозданной силой. Время здесь как будто остановилось, и белоснежные вершины гор, доходящие до самого неба, наводят на мысли о таких высотах, что перехватывает дыхание.

kucherla

Пройдя по узкой каменистой тропе над обрывом вдоль стремительной Кучерлы, мы оказываемся у скалы, покрытой рисунками. Ее обступили лиственницы, березы и ели, закрывающие от посторонних глаз ручей, рождающийся здесь из-под земли.

kuylu_river

Берега ручья утопают во мхах, а в зеркале спокойной воды отражаются горы и ветви деревьев с повязанными на них белыми лентами. Вода в источнике зимой не замерзает, а летом прохладна. Алтайцы говорят, что она обладает целебными свойствами.

kuylu_pics1

В изображениях грота Куйлю скрыта память давно исчезнувшего полузабытого мира, где сны и видения сливаются с реальностью, рисунки на скалах оживают в свете охотничьих костров, а сами охотники могут подниматься на небо и преследовать дичь среди звезд или даже вступить в интимную связь с хозяйкой горы, которая распускает свои косы, и они развеваются как семикратная Обь вместе с устьем. Из этих кос расходится дневной свет, и в них возникает лунный свет. Любой охотник хочет снискать расположение горной хозяйки, потому что дикие звери приходят к ее дому-пещере, и она доит их как домашних.
Вам, наверное, слабо верится, что все это было на самом деле, но в старых преданиях Алтая оживает историческая память множества поколений, живших на этой земле. Со всем этим можно буквально соприкоснуться на Кучерлинских писаницах.

forest

В 1988-1990 годах рядом с гротом Куйлю проводились археологические исследования под руководством В. И. Молодина. Археологи не только тщательно скопировали каждое древнее изображение, но и аккуратнейшим образом раскопали большой участок перед скалой, открыв «ушедшие в землю» рисунки. В ходе раскопок было обнаружено множество вещей, и они словно невиданные иероглифы складываются в детективную историю, рассказанную на исчезнувшем языке. Такой язык непросто расшифровать, но это стоит усилий!

kucherla1

Скотоводы-охотники, которые создали святилище Куйлю, появились на Алтае в IV-III тысечялетиях до нашей эры. Их относят к афанасьевской энеолитической культуре. Находки, связанные с этим временем немногочисленны, а из рисунков исследователи выделяют только один небольшой блок с тремя маралами – самыми крупными изображениями животных на памятнике.

animals

Самые древние изображения грота Куйлю (энеолит)

В VII-III веках до нашей эры (скифское время) здесь обитали «стерегущие золото грифы» – представители широко известной пазырыкской культуры. Судя по археологическому материалу, иногда к ним захаживали таежные воины-охотники с верховьев Оби (представители больширеченской культуры).
В средневековье здесь обосновались «сыновья волчицы» – тюркские племена, чьи потомки живут на Алтае и по сей день.

Столь непохожие друг на друга люди, придя на новое место, с большим почтением относились к святилищу своих предшественников. Старые рисунки неоднократно подновлялись. Рядом с ними появлялись новые, схожие по содержанию, но выполненные уже в другом стиле.

kuylu_pics2

Что же изображали древние художники? Очевидно, важные в их жизни темы.
Так, образы косули, марала и горного козла встречаются на скалах грота Куйлю наиболее часто. Мясо этих животных добывалось для пропитания. На Алтае, помимо табунного скотоводства, во все времена охота была важной частью жизни. Археологи выяснили интересную закономерность: в ходе раскопок у грота Куйлю были найдены кости всех вышеупомянутых изображенных животных, причем, чем больше рисунков — тем больше костей определенного вида.
Пушные звери не изображались, но их кости также встречаются на памятнике. Скорее всего, пушнина имела товарное значение и обменивалась на китайский и индийский шелк и другие предметы роскоши. В пазырыкских погребениях знатных людей была найдена богатейшая одежда из шелка и одежда, украшенная мехом соболя и белки.

fields

Жизнь охотников и скотоводов отличается от жизни земледельца. В ней гораздо больше экспрессии и насилия, ведь она связана с постоянным убийством. Жестокость необходима охотнику, но она уравновешивается глубоким уважением к зверю и практически священной связью с ним. Это неудивительно, поскольку поймать и убить зверя, — задача не из легких. Нужно знать о нем чрезвычайно много. И когда ты знаешь все повадки животного и жизненные циклы; знаешь, как пахнет его теплая кровь, выпущенная наружу; знаешь ее вкус и опьяняющее действие – возникает особая связь.

У скал Куйлю археологами были обнаружены остатки очагов, участки прокаленной почвы и кости животных. Когда-то здесь горели костры и совершались жертвоприношения. То, что это была не обычная охотничья стоянка очевидно для любого этнографа. Ведь люди с мифологическим мышлением не только не останавливались в подобных местах, но и старались обходить их стороной, чтобы зря не тревожить духов – хозяев места.
Свидетели охотничьих обрядов и жертвоприношений на Алтае рассказывали, что у охотников, проводивших эти обряды, отмечается повышенное настроение и даже некоторое подобие экстаза. Сами алтайцы определяют это состояние как: «Мое тело внутренним огнем горит».

Это из-за их способности понимать, без тени сомнения, что жизнь наполнена смыслом. Из-за того, как они в своем сознании, не разрушая себя и не пытаясь найти упрощенное решение, мирятся с напряжением от несовместимых противоречий. Из-за их короткого, очень короткого пути к экстазу. Потому что они могут, встретив своего ближнего, воспринимать его таким, каков он есть, не пытаясь оценивать его, а их ясность не отягощена предрассудками.
Питер Хёг – Фрёкен Смилла и её чувство снега

В этом экстазе, в первобытном танце души, охотники достигали глубочайшего и интимного понимания природы. Весь мир наполнялся неизречимым и таинственным смыслом, понятным разве что современному поэту.

Далее, здесь говорится о «прошедшем времени», поскольку имеются в виду этнографические и археологические источники. Нет сомнения, что алтайские традиции бережно хранятся и живут в сердцах людей и сегодня.

В давние, почти мифологические времена, у алтайских охотников было принято отправляться в дорогу не раньше, чем взойдет утренняя звезда. При этом необходимо было обязательно угостить звезду чаем. Она упоминалась и в шаманских камланиях, называемая «владыка неба, у которого полами служат кривые облака».
На Алтае верили, что самки марала на земле не умирают, а достигнув старости, «живыми переселяются к богам на небо». Пояс Ориона в легендах называется «Три маралухи» (Уч-Мыйгак), а рядом с ними по небу идет сам Когюдей-Мерген (Когюдей-Охотник).
Полярная звезда в легендах называлась Алтын Казык (золотой кол, коновязь), потому что вокруг нее по небу ходят звезды, как лошадь на привязи в степи. Среди этих звезд — «Семь Каанов» — созвездие Большой Медведицы.

urman

Вернемся к гроту Куйлю, ночное небо над которым полно чудес и дружественных величественных фигур. Археологи не нашли здесь ни одного целого глиняного сосуда – только их осколки, причем на значительном удалении друг от друга. Сосуды, вероятнее всего, разбивались после совершения ритуала.
Один из осколков сосуда покрыт по краям рельефными изображениями животных. У некоторых народов подобная посуда служила для сбора жертвенной крови.

shiva

Жертвенник Шивы на вершине горы Аруначала. Индия.

Похожие религиозные действия можно встретить и сегодня, например, в Индии. На горе Аруначала проводятся огненные церемонии в честь Господа Шивы. Жертвенная кровь, использовавшаяся в древности, заменена здесь специальным красным порошком, но керамические сосуды по-прежнему разбиваются вдребезги, и вершина горы черна от сажи, оставленной множеством священных костров, разжигаемых здесь регулярно.

ceramic

Осколки ритуальных керамических сосудов на вершине горы Аруначала. Индия.

Под скалами Кучерлинской писаницы были найдены наконечники стрел с обломанными остриями. С этими находками сочетаются изображения животных пронзенных стрелами и дротиками.

А Когюдей-Мерген берет
Живую мощную стрелу,
На лук испытанный кладет,
Пускает над собой во мглу.
Девятислойный свод земли
Стрела прорезала насквозь,
В недосягаемой дали
От грома небо сотряслось…
Маадай Кара — Алтайский эпос.

Возможно, древние охотники стреляли в нарисованных животных, как это было, например, у африканских пигмеев. Пигмеи пронзали рисунок антилопы, выполненный на песке. Возвращаясь с успешной охоты, они брали чашку крови и клочок шерсти убитого ими животного, клали все это на изображение, после чего вынимали стрелу, а рисунок стирали во время нового восхода солнца.
Здесь используются основные принципы первобытной магии, согласно которым можно влиять на животное, не только воздействуя на него напрямую, но также через образ подобный этому животному, через его часть или предмет с ним соприкоснувшийся.
Но почему они возвращали кровь нарисованной антилопе?
Древние охотники стремились не только к тому, чтобы получить больше добычи. Они были прекрасно осведомлены о ритмах жизни животных и боялись нарушить природное равновесие, от которого зависели их жизнь и благополучие. Поэтому они магическим образом помогали размножению промысловых животных и домашнего скота.
Конечно, одной магией дело не ограничивалось. Так, алтайцы всегда брали зверя столько, сколько было нужно для пропитания, причем только самцов – «рогачей», но не беременных маток. Даже при коллективной облавной охоте несколько животных оставлялось на расплод.
Забота о возрождении животных была частью жизни любого охотника и скотовода.
О том же нам говорят рисунки грота Куйлю. Изображений людей здесь немного, выполнены они схематично, но сомнений в том, что это мужчины не остается.

people

Изображения людей. Грот Куйлю.

Не знаю, о чем вы подумали, но зачастую то, что приходит в голову современному человеку о древних людях – говорит больше о современном человеке, чем о древних людях. Клод Леви-Стросс – виднейший исследователь первобытного сознания – предостерегал от поспешных заключений в подобных случаях.
Представление о том, насколько сложными могут быть простые первобытные символы, дает нам рассказ одного из индейцев племени оджибве:

«Мы знаем то, что делают животные, каковы потребности бобра, медведя, лосося и других существ, поскольку некогда люди вступали в брак с ними и приобрели эти знания от своих жен-животных… Белые мало времени прожили в этой стране, и им известно немногое о животных; мы же здесь уже тысячи лет, и сами животные нас давно обучили. Белые все записывают в книгу, чтобы не забыть; но наши предки поженились на животных, узнали все их жизненные хитрости и передали эти познания от поколения к поколению»
Клод Леви-Стросс — Первобытное мышление

Когда-то пещеры связывались в сознании алтайцев с образом богини плодородия Умай и женским началом, а горы представлялись как места зимовки промысловых зверей. То есть, через двери-пещеры животные могли попасть внутрь горы, перезимовать (переночевать), а весной (утром) выйти наружу.

Грот Куйлю как нельзя лучше подходит в качестве священного места, в котором совершались таинства смерти и возрождения животных. Слово «Куйлю» переводится как «имеющий пещеры». К тому же рядом со скалой расположен источник – то есть, рождается новая река. Не говоря уже о близости горы Белуха (Уч-Сумер) — священного сердца Алтая. Звери вполне могли «ночевать» в скалах Куйлю в мифологические времена.

uch_sumer

Гора Белуха (Уч-Сумер).

Одна из алтайских легенд повествует о том, как охотник был соблазнен хозяйкой горы – рыжей девицей с сережкой в носу. Она привела его в свою пещеру и хотела сделать своим мужем, обещая при этом богатство и удачу на охоте, но мужчина подумал, что свобода ему все-таки дороже и убежал. Больше он в этих местах не охотился.

Таким образом, мужчины с ярко выраженными половыми признаками, изображенные в гроте Куйлю, могли быть связаны с представлениями о хозяйке горы и о пещере, рождающей животных.

Когда мы, выйдя из храма, стали спускаться по аллее лингамов, он (индиец-проводник) внезапно сказал мне: «Вы видите эти камни? Знаете ли, что они означают? Я открою вам великую тайну». Я был удивлен: мне казалось, что фаллическое содержание этих памятников ясно и ребенку. Но он прошептал мне на ухо с величайшей серьезностью: «Эти камни — интимная часть мужского тела». Я ожидал, что он сообщит мне что-либо о символах великого бога Шивы. Ошеломленный, я посмотрел на него, но он лишь важно кивнул головой, словно говоря: «Да-да. Это правда. Вы же в своем европейском невежестве никогда бы об этом не догадались!»
Когда эту историю услыхал Генрих Циммер, он восторженно воскликнул: «Наконец-то я узнаю что-то стоящее об Индии!» Карл Густав Юнг – Воспоминания, сновидения, размышления.

road

У каждой горы на Алтае был свой дух-хозяин (или хозяйка), которому приносились благодарности в виде различных жертв. Эти духи заботились о зверях, живущих на их территории, и перед началом охоты считалось разумным делом договориться с ними или на что-нибудь обменяться. Раньше на Алтае верили, что если где-то исчезает белка или другое промысловое животное – значит, местный горный дух проиграл их в кости другому духу, а стало быть, они появились в другом месте.

astragal

Астрагал (суставная кость) с изображением козла. Грот Куйлю.

Археологи обнаружили у грота Куйлю небольшие косточки животных (альчики и обломки трубчатых костей) с изображением горных козлов, и эти находки относятся как к бронзовому веку, так и к средневековью.
Некоторые сибирские народы до недавнего времени изображали животных на костях и оживляли их кровью или охрой, магическим образом вкладывая жизнь в неодушевленный образ.

akkem

Вольные мергены-охотники жили на Алтае испокон веков. Сменялись племена, культуры, эпохи, но на камнях священных урочищ продолжали появляться новые рисунки, свидетельствующие о любви этих людей к прекрасной благодатной алтайской земле.

Всё — от высот Черет-Чемет
До склонов Чеметен-Туу,
Где злых снегов и ливней — нет,
Где круглый год земля в цвету

Пусть все это бережно хранится и впредь.

Автор: Василий Лабецкий. Копии наскальных рисунков и изображения археологичесих находок предоставлены Натальей Ефремовой — одним из авторов книги «Грот Куйлю – Культовый комплекс на реке Кучерле. Горный Алтай».