Океан света и добра

Начало статьи:
Детская травма Сиддхартхи Гаутамы

Справедливости ради надо сказать, что если существует крайне негативное состояние, в котором отсутствует чувство времени и которое связано с биологией, то должно быть похожее позитивное состояние.
Станислав Гроф называл такое “первая перинатальная матрица” и связывал его с внутриутробным переживанием “хорошей матки” (это примерно когда мама не пьет, не курит и испытывает в целом положительные эмоции, а ребенок как-то очень по-своему ее чувствует).

Честно говоря, я уже начал думать о том, что все сводится к биологии и нейрофизиологии, как говорил этот, как его, философ-скептик, который посоветовался с исследователями-нейрофизиологами и пришел к выводу, что нет ни посмертного состояния, ни выхода из тела, ни реального эго, ни души, ни много чего еще (имя философа – Томас Мецингер, – если кому интересно). То есть многое из того, что кажется реальным опытом – представляет собой иллюзии, сконструированные для биологического выживания.

Как и всегда, есть несколько точек зрения на данный вопрос:

1) Вневременной, довербальный опыт на стадиях, когда эго и тело не до конца сформировались, так или иначе связывает нас не только с вечностью (или безвременьем), но и с “коллективным бессознательным”, “архетипической реальностью”, “исторической памятью”. Здесь можно не быть Станиславом Грофом, чтобы переживать подобное уже во взрослом сознании (или по крайней мере сознательно регрессировать к более ранним формам развития) хотя бы раз в жизни.
Как интерпретировать довербальный опыт – уже дело вкуса. Можно сказать что здесь человек сталкивается с “божественным”, можно сказать – с “реинкарнациями”. Можно назвать это “эволюционными механизмами в действии”. Можно также предположить, что любая трансценденция эмпирического опыта имеет весьма сомнительную ценность или даже вообще невозможна.

2) Пожалуй, изучать подобные вещи целесообразно, только если вы имеете несчастье регулярно с ними сталкиваться (то есть, поводом выступает травматичный опыт, который мешает жить). Может быть, в качестве бонуса вы получите духовные переживания и приблизитесь к разгадкам тайн бытия, но факт остается фактом – ни один человек в здоровом уме не согласится добровольно выходить за его пределы. С точки зрения выживания вида вдоволь пищи и стадо оленей – это понятная цель, а разгадка тайн бытия – какой-то побочный опыт.

3) Возможно вся духовность сводится к биологии и такие понятия как “вечность”, “вечная жизнь”, “рай и ад” – это отголоски тех состояний сознания, когда еще не существовало ни границ эго, ни чувства времени, ни слов, чтобы вообще что-либо описать. Мы были безымянными существами, плывущими в космических пространствах околоплодных вод, которые ощущались как бескрайний океан света, добра и счастья.
То есть объективно – это всего лишь переживания эмбриона, но субъективно – нет разницы как назвать, потому что все равно для этого нет нужных слов.

4) Есть мнение, что Сиддхартха Гаутама изучил свое бессознательное и понял как им управлять настолько хорошо, что победил время, превзошел пространство, вышел за пределы концепции имени и формы, и подчинил себе биологию со всеми “эволюционными механизмами в действии”. Вы ведь понимаете о чем я? Все эти биологические состояния, в которых заключается вечность, рай и ад, только изученные и под контролем. Весь человеческий потенциал в человеческом распоряжении. Под кончиками наших пальцев.