Eastern prayer

О Ты, чья святыня стоит на мысе,
Молись за плывущих на кораблях..

Почему-то эти слова я повторил сегодня вслед за Томасом Элиотом. Повторил и вспомнил ежемесячные поездки в Бирму, которые я не очень-то любил, поскольку речь в них шла почти полностью про тайскую визу. К тому же часть пути надо было плыть на жуткой лодке с шумным мотором. Однако именно там я каждый раз засматривался на огромную золотую Гуан Инь, которая стояла на небольшом островке и как бы благословляла всех плывущих мимо. Мне становилось спокойно, глядя на нее.

Пожалуй, я подвожу некоторые внутренние итоги – поэтому такие вот слова всплыли в памяти. Они как-то связаны со всеми людьми, которые встречались мне в жизни.  Некоторые – просто производили впечатление, оказывали влияние, переворачивали следующую страницу жизни. Некоторые становились близкими. С ними я жил, а, точнее – они и были жизнью.

Все мы знаем, как здесь бывает. Как сложно держать правильный курс, как много не вернулось к родным берегам и как неспокойно иногда в море.

У меня появились душевные силы и это не случайно. Благодаря возникшему чувству я могу сказать:

О Ты, чья святыня стоит на мысе,
Молись за тех, кто плывет на кораблях,
За всех рыбаков, кто держит правильный курс
И тех, кто ведет их.

Повтори молитву свою ради женщин,
Которые проводили мужей или сыновей,
И те отплыли и не вернутся:
Figlia del tuo figlio*,
Царица Небесная.
                  
Также молись за тех, кто плыл на кораблях
И закончил свой путь на песке, в губах моря,
Или в темной пасти, которая их поглотила,
Или там, где не слышен звон морского колокола,
Вечное благодарение.

* "Дочь своего сына" (Данте, "Рай", XXXIII, I).