Сьюдад-Хуарес в январе

Кровь щетками сгоняют в ливневку. Она удивительно густая и темно-красная. В настоящей, не киношной крови, есть нечто тошнотворное.
Серый тротуар в утреннем свете на контрасте с кровью кажется белым, и холод в груди подсказывает сознанию, что наконец-то выпал снег. Я обнимаю сам себя, сжимая ребра так, что перехватывает дыхание. Помню вечер, который стал для меня эталоном воспоминаний о первом снеге. Осенний воздух почти звенел в глубокой темноте, но глубина темноты измерялась глубиной света, а глубина света – интенсивностью цветов. Цвета же были неяркие, но такой глубины, что будто бы тонешь и конца этому нет.
Вот и у крови на тротуаре такая же глубина: в ней тонут тысячи солнц.

Редкие прохожие останавливаются: кто-то ежится от холода, кто-то рассеяно смотрит остановившимся взглядом мимо происходящего, как бы внутрь себя. Убийство в Хуаресе – частое событие, но оно всегда происходит словно не совсем здесь, по крайней мере, пока тебя самого не убьют.

Я думаю о том, что если я сейчас вернусь в гостиницу и засну один, то проснусь в пустыне, окружающей город: в заиндевевшей палатке, в замерзшем теле, которое больше не оживет, в холодной пустоте. Открою глаза, но веки не поднимутся. Подниму руку, а рука останется лежать. Рванусь что есть силы и окажусь в баре, где мужчина как две капли водки похожий на меня подсаживается к проститутке:
– Hola preciosa. ¿Hablas inglés?
Девушка поднимает руку, словно держит между большим и указательным пальцами невидимую горошину. Как бы нехотя улыбается. Она привлекательна, но не смотря на молодость, ее красота уже начала увядать.
– Это хорошо. Не будем много говорить.

В номере мы раздеваемся и садимся лицом к лицу. Она начинает первая, но я останавливаю ее руки и прошу сесть сверху. Мои губы оказываются рядом с ее ухом, и я прошу ее:
– Hold me close.
Она неуверенно обнимает меня.
– Hold me tight.

Я чувствую, как стучит ее сердце.

Здесь рождаются не по любви.
Если бы она стала моей матерью, то я бы стал нескончаемым животным криком.
Криком ужаса и отчаяния.

Я чувствую, как начинаю безумно ее хотеть..

Leave a Reply