Чиангмай: двухминутка любви

1w

На Азию можно «подсесть» с первого раза и на всю жизнь, а потом попробуй объясни, зачем тебе ехать в эти самые горы, или джунгли, или древние города, где не услышишь родной речи и не найдешь нормального интернета.

И вот мне приснилось, что сердце мое не болит
Н. С. Гумилев, А. Н. Вертинский.

Ты идешь по нагретому солнцем Чиангмаю, и над тобой движутся покатые крыши храмов, и ты видишь линию гор, а потом снова крыши, и острые изогнутые коньки над ними – как нос у корабля, и колокольчики звенят на ветру.
Но вот в сумерках загорается первая звезда, и над деревьями поднимает рога молодой месяц, и водопады в горах дышат прохладой, и кажется, что город плывет в небо на своих кораблях-храмах.
А ты идешь по улицам и чувствуешь, как бьется пульс Азии, и слышишь обрывки разговоров на разных азиатских языках, и замечаешь седого старика в старой-престарой лавке, где продаются старые люстры и древние радиоприемники, но его уносит течением вечерних улиц, и ты видишь девушку, с такими глазами и скулами, что хочется плакать от этой изящной красоты, но девушка пропадает, едва прикоснешься к ней взглядом.
И кажется, что ты слышишь шум Катманду, и вдыхаешь запах Дели, и видишь паломников Тируваннамалаи и минареты Самарканда. И ты вдруг понимаешь, что на этот раз все серьезно. Что здесь, где пропадает время, ты навсегда оставил свое сердце и идешь полуослепший, и твое сердце звенит позади, как колокольчик на ветру.

Автор: Василий Лабецкий.