Все истерики завтрашнего дня

Немецкий психолог Фриц Риман (1902-1979) написал книгу “Основные формы страха” и ее переиздавали 37 раз. Я купил эту книгу как бы в довесок к интересующей меня литературе, но в итоге она оказалась неожиданно полезной.

Риман – первый экзистенциалист на моей памяти, который полон оптимизма и человеколюбия. Даже удивительно, что при своем позитивном жизненном настрое он кладет в основу своих психологических типов чувство страха.

От себя скажу, что я знаком кое с какими классификациями типов личности, но не встречал настолько универсальных и эффективных, как у Римана.

Итак, согласно Риману, существует четыре основных экзистенциальных страха, которым в той или иной степени подвержены все человеческие существа. Каждому страху соответствует базовая потребность и психотип. 4 штуки – это довольно просто, но Риман делит четыре на два и получается две пары условных противоположностей. Одна пара связана с человеческими взаимоотношениями, другая – со временем.

Социальные страхи:
1) Потребность в индивидуальности.
Страх растворения личности в социуме.
Шизоидный тип.
2) Потребность быть частью общества.
Страх остаться в одиночестве.
Депрессивный тип.

Страхи, связанные со временем
1) Потребность в стабильности.
Страх перед изменениями.
Обсессивный тип (личность с навязчивостями).
2) Потребность в развитии и изменениях.
Страх перед окончательностью и стабильностью.
Истерический тип.

Бытие человека связано с этими потребностями и этими страхами. В здоровом психологическом развитии они более-менее сбалансированы. Чаще всего у человека преобладают один или два не противоположных страха и тогда можно говорить об определенном психотипе. Если все плохо и страх подчиняет человека, то можно говорить о расстройстве личности.

Последнее время я углубился в изучение шизоидного расстройства, но это было скорее по острой необходимости, и походило на то, как если бы мне надо было найти выход из лабиринта, где нет входа, нет центра, нет света, а ты еще к тому же как будто под психоделиками и у тебя начинается бэд трип. Удивительно, но, кажется, я нашел выход. Полагаю, шизоидный тип личности – это так и будет про меня, но по крайней мере с расстройством я боле-менее понял как справляться.

При чтении “Основных форм страха” мой интерес менялся от главы к главе. Шизоидные личности заинтересовали меня чрезвычайно. Депрессивных и Обсессивных я проглядел с интересом, узнавая некоторых близких, но это были в меньше степени мои проблемы. Что касается Истероидных личностей – “проблемы” было тем самым словом, которое возникло в моем сознании. Поэтому, мне бы хотелось чуть подробней для себя проговорить некоторые моменты, связанные с истероидами.

Итак, начнем.
Некоторые личности стремятся к постоянным изменениям, свободе, риску, артистизму, праздникам, тусовкам. Они рвутся вперед, живут будущим, грандиозными планами, стремятся быть на гребне волны, в центре событий, на пределе чувств. Традиции, ограничения и порядок – это не для них. Круто звучит? Наверное, да. Почему-то сразу вспоминается Дин Мориарти из романа “В дороге” Джека Керуака. Поначалу он кажется главному герою крутым парнем и даже примером для подражания, но к концу повествования все устают от его безответственности и изворотливости. С чувака тупо ни дать, ни взять.

Пожалуй, Дин Мориарти – отличный пример расстройства личности, связанного с истероидным типом.

Возьмем более конкретный пример Римана.
Он рассказывает о 13-летней девочке Инге, которая обладала особым шармом, была непринужденной, улыбчивой и очень общительной. Так вот, в школе детям поручили продавать значки, а деньги пошли бы на нужды класса. Инга быстро распродала свои значки и вдруг подумала, что ей хочется сладкого. Дальше анализировать ситуацию было бессмысленно и девочка потратила все бабло на сладости. Пока Инга наслаждалась сладостями, Риман уже вынес свой вердикт: “Для таких личностей, – отмечает он, – характерны неясные представления о “каком-то порядке”; они одержимы собственными желаниями, подлежащими немедленному удовлетворению”.
Дальше он рассуждает про быстрое и бездумное реагирование, нежелание сдерживать потребности, непереносимость ожидания и невозможность противиться искушению.
Бедная девочка съела все сладости, но ей надо было как-то отчитаться за деньги. Она начала врать и изворачиваться, нараздавала обещаний, взяла еще занчков и снова продала их. Недостающие деньги она заняла у девочки соседки и сразу же “забыла” об этом. Потому что разве это деньги? Кто будет о них вспоминать.
Пока Инга всерьез надеялась на чудо (из серии кто-то подарит ей денег за то, что она такая особенная или реально соседка не вспомнит), прошло несколько дней и соседка предъявила матери Инги счет с процентами. Чуда не произошло.
Риман утверждает, что это типичное поведение истерических личностей, и оно связано с любопытнейшей иррациональной логикой. Человек буквально одержим желанием, и эта одержимость как бы продавливает реальность под себя. Обычная логика приносится в жертву, происходящее оценивается произвольно, возможные последствия отвергаются, при столкновении с действительностью истероиду приходится “латать дыры” с помощью лживых историй, заменяющих истинные события. Другими словами такие люди крайне изворотливы, когда дело доходит до ответственности в подобных ситуациях.
Риман в связи с этим пишет о том, что истерические личности стремятся как можно дольше считаться детьми, не имеющими никаких обязанностей, удержать молодость (из серии forever young) и не отвечать за свое поведение.

Далее немного процитирую Римана:

Окружающие видят в мышлении истерических личностей непонятные скачки и разрывы, за которыми невозможно поспевать, а их поведение определяют как немотивированное, хотя сами истерики вполне себя понимают и находят свои мысли и поступки весьма логичными… Таким образом развивается так называемая псевдологика, приводящая к сознательной или подсознательной лживости, в которой едва ли не каждый может уличить истерическую личность.

Еще одной особенностью страха, припирающего истериков к стенке, является так называемый “поворот копья в другую сторону”, когда вина за происходящее перекладывается на окружающих.

В любви истерические личности яркие, живые, изворотливые партнеры, спонтанные и непредсказуемые в своих чувственных проявлениях, способные к интенсивной кратковременной любви. К верности, по крайней мере собственной, они относятся с пренебрежением. Тайная, запретная любовь их особенно привлекает, так как дает простор для романтических фантазий.

Истерическим личностям необходимо зеркало, отражающее их способность возбуждать любовь, для повышения собственной неустойчивой самооценки. Их самолюбование нуждается в постоянном подтверждении. Они легко поддаются лести, в которую охотно верят. Они нуждаются в партнере, прежде всего для того, чтобы заручиться его подтверждением их обаяния, красоты, ценности и привлекательности. В связи с этим они склонны к нарциссическому выбору партнера… в особенности потому, что в партнере надеются найти собственное подобие, в котором вновь обретают и любят самих себя. Нередко истерические личности обоих полов находят для себя невзрачных и малозаметных партнеров, чтобы возвыситься на их фоне и быть объектом их безусловного обожания.

Поскольку самооценка истерических личностей связана исключительно с доказательствами любви к ним, они ненасытны в средствах и способах, с помощью которых добиваются этого: они постоянно сравнивают партнера с другими, «которые умеют любить по-настоящему», подразумевая при этом, что другие способны сделать для них все, что они пожелают; они устраивают сцены и страстно упрекают партнера в том, что он «мало их любит», бурно, катастрофически реагируют, если партнер отдаляется от них.

При выборе партнера для них важно его положение, возможности, титул и другие внешние атрибуты, характеризующие его ценность и значимость. И в этом они остаются детьми, которым импонируют внешние атрибуты, являющиеся, как им кажется, источником хорошей жизни; вину за свои разочарования они, как правило, возлагают на партнера.

Шизоидные партнеры инстинктивно избегают истерических личностей, они легко их разгадывают и проявляют мало готовности восторгаться ими и подтверждать их притязания. Поэтому истерические личности охотней избирают себе партнеров с депрессивным развитием.

Чем больше выражены истерические расстройства, тем больше проявляется агрессивность; гибрид самовосхваления и аферизма может принять экстремальные формы, а необычная впечатлительность и чувствительность – привести к нарциссическому заболеванию. Нередко наблюдается непомерное хвастовство, стремление к расточительству; они оттесняют других, для того чтобы играть первую скрипку и быть на первом плане.

Вряд ли я знаю людей, которые смогли бы долго терпеть всю эту хренотень. Однако, за любым расстройством личности скорее всего стоит травмированный ребенок. Риман довольно подробно описывает причины формирования истерического расстройства. Не уверен, что могу их коротко обозначить, но в целом, все сводится к несчастным, несостоявшимся родителям, которые сами исковерканы, но при этом хотят казаться счастливыми, а заодно настраивают на такой же лад своих детей.
Риман пишет, что такая “фасадная роль” иногда становится второй натурой и, будучи пережитой и более как роль не востребованной, может привести к жизненному краху и, как следствие, к тяжелой депрессии.

Закончить рассуждение, я бы хотел цитатой из Римана

Истерические личности не делают для себя выводов из своих разочарований и не приобретают опыта, если их поведение не соответствует требованиям и ожиданиям окружающих. Напротив, чем чаще они переживают неудачи, чем меньше удовлетворяются их желания, тем больше возрастают их потребности и чаще предпринимаются попытки их осуществления. Это приводит к истерическому порочному кругу с упрямым отстаиванием своих позиций и своих желаний. Их склонность к соблазнам объясняется общей неудовлетворенностью собой и своей жизнью, сопровождающейся жаждой ярких впечатлений и удовольствий, – с этим связана их страсть к новым раздражителям и переменам, в которых они надеются найти удовлетворение, причем эти поиски всегда относятся к внешнему, а не к внутреннему миру.

Оказать помощь истерическим личностям – не значит способствовать их уходу от реальности. Нужно помочь им принять адекватные роли, приучить к порядку, обязательности и соблюдению законов, обеспечить возможность самопознания, зрелых суждений и поступков. Сюда же относится достаточное мужество для осознания действительности и способность к необходимому самоограничению, которое должно быть свойственно всем нам. Для этого следует раскрыть перед ними позитивную сторону реальности, которая может в той или иной мере удовлетворить их запросы.