Певцов М.В.: Тихий радостный праздник

Рассказ о том, как русский генерал Михаил Васильевич Певцов, получил орден и бессмертное имя ни с кем не воюя, и оставил после себя такую историю о Востоке и путешествиях, которая научит состраданию, мудрости и красоте еще ни одно поколение.

Певцов_Михаил_Васильевич

Михаил Васильевич Певцов.

Михаил Васильевич вошел в историю как выдающийся исследователь Центральной Азии, но, в отличие от Н. М. Пржевальского, прославился только в узких кругах. О жизни Певцова известно сравнительно немного: он потерял родителей в раннем возрасте, воспитывался в бедной семье, служил в армии, свободное время посвящал образованию. Остальное и самое главное о Михаиле Васильевиче рассказывают его тексты: первое, что в них замечаешь – это умение автора превратить официальный отчет в нечто волшебно-стереофоническое.

Вот, например, описание Монгольского Алтая из дневника Джунгарской экспедиции 1876 года:

Если бы аэронавту случилось когда-нибудь пролетать над этой страной, следуя вверх по реке Урунгу, то взорам его представилась бы внизу земля сначала ровная, затем постепенно всхолмляющаяся и близ Южного Алтая переходящая в настоящую гористую страну, усеянную гольцами и скалами. Среди этой пустынной земли он увидел бы глубокую корытообразную ложбину, сначала очень широкую, потом суживающуюся и местами переходящую в дикое ущелье, а на дне, если бы это было летом, он усмотрел бы разноцветную ленту с зеленой серединой и бледно-желтыми каймами, извивающуюся подобно гигантской змее…

Понимаете? А-э-ро-навту.
Михаил Васильевич вообще любил наблюдать за небом и изобрел способ астрономического определения широт по двум звездам (способ Певцова).

Пока казаки пили чай у ночных костров, мы любовались редким зрелищем, которое не увидишь в наших местах никогда, — восхождением и захождением малой величины звезд, которые здесь, благодаря необыкновенной прозрачности атмосферы, ясно видны были близ самого горизонта до 4-й величины включительно, не говоря уже о крупных, появлявшихся последовательно блестящими, алмазными точками на восточной окраине небосклона.

pic1

Автор картины: Николай К. Рерих.

Кроме обязательной отчетной программы, каждый путешественник ИРГО фиксировал понравившиеся ему подробности и по этим подробностям можно построить эмоциональный портрет автора. Общий «набросок» личности Певцова, согласно материалам Монгольской экспедиции (1878-1879), примерно такой:

Во время нашего пребывания в г. Кобдо у китайцев 30-го августа был большой праздник 15-е число (полнолуние) VIII луны. Накануне во всех домах делались к нему приготовления: подбеливали стены, мыли и чистили посуду, а на дворах пекли на пару маленькие круглые булочки, раскрашивая их потом красками. Утром, в день праздника, началось пускание ракет, бросание петард и… других произведений пиротехники, в которой китайцы очень сведущи. По улицам целый день расхаживали толпы с песнями, а перед трактиром на главной улице, устроенном наподобие буфета под навесом, постоянно теснился народ, напевая песни под аккомпанемент музыки, помещавшейся тут же, на тротуаре. Вечером китайцы ходили в соседние горы, верст за восемь, на поклонение восходящей луне, а по возвращении оттуда пировали заполночь в домах. В этот день мы не видели в городе ни единого пьяного и не замечали не только драк, но даже простых ссор между китайцами. На следующее утро занятия горожан пошли обычным порядком, как будто накануне не прерывались вовсе.

holiday

Источник: english.gov.cn

В городе Калган (форпост рядом с Пекином) Михаил Васильевич также видит всякие умиротворяющие вещи:

По вечерам публика в общих комнатах, или кухнях, занимается разговорами, игрою в карты, в кости или в орлянку на чехи (монеты). Тут часто можно встретить курильщиков опиума, потягивающих, лежа на кане (китайская печь), свои трубочки. Около них горят маленькие лампочки, на которых они подогревают предварительно опий, возя их постоянно с собою. Но ни ссор, ни драк, ни пьянства нам не приходилось замечать в этих общих помещениях, не смотря на многочисленность их посетителей.

Тибетскую экспедицию (1889-1891) должен был возглавлять Н. М. Пржевальский, однако он скоропостижно скончался перед самым ее началом и руководителем назначили Певцова. Михаил Васильевич прекрасно справился с задачей.

В горах Кунь-Лунь экспедиция остановилась на полтора месяца по соседству с таджиками, переселившимися туда из Вахана (район Афганистана) в XVIII веке. Коренное население называло их ваханлыками.

Они высокого роста, — пишет Певцов, — с густой окладистой бородой, темно-карими глазами… и с горбиной на носу. Ваханлыки говорят на древне-персидском наречии, но знают все очень хорошо туземный язык. Не смотря на принадлежность к секте шиитов, они живут в согласии с туземцами суннитами и отличаются вообще кротким нравом.

В благодарность ваханлыкам и пастухам соседних хижин, относящимся к нам все время с искренним дружелюбием и оказавшим экспедиции много услуг, мы пригласили 30-го августа тех и других к себе в лагерь, угостили обедом, чаем и лакомствами, а вечером пускали в их присутствии фейерверк, сопровождавшийся пальбой из нашей маленькой пушки. Такой прием привел наших простодушных гостей в полный восторг. После фейерверка, когда они собирались расходиться по домам, я подошел к ним и, поблагодарив за дружеское к нам расположение и оказанные услуги, пожелал им счастливой жизни, умножения стад и просил о сохранении доброй памяти о нас. Они отвечали, что не только сами до конца своих дней будут вспоминать нас добром, но передадут эти отрадные воспоминания и детям.

Где бы ни шел Михаил Васильевич Певцов, он видел вокруг красоту, которая, как известно, в глазах смотрящего.

Повсюду в Кашгарии его экспедицию встречали очень радушно и приносили множество винограда, персиков, арбузов, дынь и свежих грецких орехов.
При этом Певцов отмечал, что нравственный уровень кашгарцев очень высок, а преступления редки и о них, то есть, о преступлениях идет народная молва как о прискорбных и экстраординарных событиях. В Кашгарии даже дома без замков, – пишет Михаил Васильевич.

glrx-840533447

Автор картины: Alexandre Francois.

Читая отчеты Певцова, кажется, что этот удивительный генерал не просто проживал жизнь. Он ее праздновал.

Следующие десять лет после Тибетской экспедиции Михаил Васильевич провел в Петербурге.
25 февраля 1902 года он скончался на руках своей жены.
Говорят, для него даже этот день был как тихий радостный праздник.

Автор: Василий Лабецкий.